Санкт-Петербург, февраль, 2008
Лоскутки жизни

Мой переезд в Санкт-Петербург. Куда сбегают москвичи?

“Ты думаешь только о себе! Куда ты собралась? Кому ты там нужна будешь? А как же мама? Не пущу!” — кричала мне сестра, стоя в дверном проеме.

Такими словами начался мой путь из Москвы в Санкт-Петербург. 

Меня часто спрашивают, почему я переехала, как это было. Каждый раз я рассказываю эту увлекательную историю. И спустя 9 лет решила поделиться рассказом не только с теми, кто знает меня лично.

Начало

10 лет назад я работала в московском офисе компании, которая базируется в Санкт-Петербурге. В январе 2008 года для сотрудников компания организовала здесь пост-новогодний корпоратив. Тогда-то и состоялось первое знакомство с городом. 

Мы прилетели на самолете рано утром, позавтракали на Московской в Макдональдсе, сфотографировались возле Ленина, пока ждали экскурсовода. После этого поехали в автобусе с экскурсией по городу, по дороге в Райволу — загородный отель в Рощино, где состоялось главное наше мероприятие.

Наталья Евстигнеева, 2008

Тогда город не сильно запомнился, отложились небольшие обрывочные сведения. Возможно, слишком много эмоций и информации было получено в той поездке. И автобусная экскурсия, и коттеджный отдых с празднеством, и возвращение на автобусе, пересадка на электричку, так как дорогу занесло и не было возможности проехать, и питерское метро с боязнью опоздать. Красота питерского метро впечатлила, а самой запомнившейся станцией оказалась станция «Невский проспект».

А с Вами происходили такие поездки, когда все шло кувырком, когда боялись опоздать, но в итоге все решалось?

«Если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе»

Санкт-Петербург, февраль, 2008

В феврале каждого года в Санкт-Петербурге проходит выставка «Невские берега», которая напрямую относится к моей работе. Я упрашивала начальника поехать вместе на эту выставку, чтобы познакомиться с работой нашего офиса в этом городе, посмотреть, как у них проходят мероприятия, обменяться опытом. Но босс отказал.

И я подумала: «Если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе», и купила билеты на самолет на даты выставки. Питерская коллега забронировала гостиницу, и по моей огромной просьбе никому не говорила, что я приеду. Люблю делать такие сюрпризы, сваливаться как снег на голову. Сюрприз получился. У начальника отвисла челюсть, когда увидел меня на выставке.

Пообщаться с ребятами не получилось, так как все были заняты. Но мне удалось вдохнуть эту выставочную жизнь, посмотреть парикмахерские шоу-конкурсы, почувствовать этот драйв. В Москве выставки проходят более чинно, более профессионально — от слова «профессор».

А вечером, когда уже шла в гостиницу, позвонил босс и назвал адрес кабачка, где они зависали. Туда я и направилась. Питерские ребята приняли радушно. И так как я планировала на следующий день прогулку по Санкт-Петербургу, то у меня в сумке лежала карта города, как у всякого начинающего туриста. Мне дружно рисовали маршрут мест, которые я должна посетить. В гостиницу приехала уже в два часа ночи.

Несмотря на позднее возвращение в гостиницу, проснулась рано и в девять часов уже вышла из отеля. Я сразу же отправилась по нарисованному маршруту, начало которого шло от метро Горьковская. По Кронверкской набережной должна была выйти к Петропавловской крепости, посетить бастионы и идти к следующей точке. Но я промахнулась — пошла по Кронверкскому проспекту и проскочила крепость.

Санкт-Петербург, февраль 2008 год
Санкт-Петербург, февраль 2008 год

Следующая точка, которую стоило посмотреть, — Стрелка Васильевского Острова, после этого Дворцовая площадь. Потом случайным образом вырулила к атлантам.

Санкт-Петербург, февраль, 2008

А потом Марсово поле, Спас-на-Крови, и где-то там должен располагаться Чижик-Пыжик. Но я не нашла этот маленький памятник на том месте, которое отметили коллеги на карте. Поэтому вернулась к Спасу, прошла по каналу Грибоедова до Казанского собора и пешком по Невскому проспекту вернулась в гостиницу возле площади Александра Невского.

Санкт-Петербург, февраль 2008 год
Санкт-Петербург, февраль 2008 год

Что тогда удивило в Санкт-Петербурге, так это то, что в утреннее время почти невозможно было найти открытые кафешки, где можно выпить кофе и спокойно покурить. Тогда я еще курила. В принципе было сложно найти открытую кафешку — то ли потому что было слишком рано, то ли потому что в выходной день питерские кафе открываются позже.

Отдельно хочу остановиться на погоде. До переезда в Питер, я не знала город летом. Выйдя с утра из гостиницы, забыла взять с собой шарф, и на протяжении всего пешего путешествия не раз пожалела о его отсутствии. Несмотря на минус 3-4 градуса, что для февраля обычное явление в наших широтах, я не учла, что возле воды будет сильный ветер, а центр Санкт-Петербурга весь у воды. Вернувшись днем в отель, пришлось отогреваться горячим душем и ароматным чаем.

Санкт-Петербург, февраль, 2008

Вечером договорилась встретиться со хорошим знакомым. Мы встречались на Невском проспекте. И вот стою у Дома Книги (здание Зингер), напротив Казанского собора, и пытаюсь объяснить, где я. А название собора напрочь вылетело из головы. Помню только из январской экскурсии, что собор сделан как половинка Ватикана. И говорю в трубку: «Стою у книжного напротив половинки Ватикана». «Эта половинка Ватикана называется Казанский собор» — чуть не убил взглядом друг, наконец нашедший меня.

А погода этим же вечером была просто загляденье — снег падал большими хлопьями, ветер стих и было настолько комфортно, что можно было бы гулять целую ночь по городу, если бы у нас не было других планов. Для меня было в диковинку, как может погода так быстро меняться. Живя в Москве, ни разу такого не замечала, чтобы в течение дня холод сменился теплом практически на несколько градусов.

Санкт-Петербург, февраль, 2008

Несмотря на испорченное настроение авиа-компанией, которые сократили время пребывания в Северной столице, поменяв время вылета, я чувствовала себя счастливой эти два дня в Петербурге. Уже сидя в самолете перед вылетом в Москву, смотрела на взлетную полосу и сочиняла стихи, не зная, вернусь ли я еще сюда или нет.

Мне нужен был воздух от угара и смрада столицы.

Я рисую замерзшей рукою узор на стекле.

И поэтому Питер, где есть чуть знакомые лица,

И прогулки под пасмурным небом и в зимнем дворце.

Я еще захочу в этот город над тихой Невою

Возвратиться не раз и, возможно, остаться навек,

Но лишь только тогда, когда стану сама я собою,

Я вернусь и, так глупо, пойму, что тебя уже нет.

Питер встретит меня пусть неласковой пасмурной болью.

Но мне нравится дождь, я люблю плакать вместе навзрыд.

Он мое настроение знает, смиряясь с судьбою,

И считает шаги до последнего залпа и возгласа «Пли!»

Я пройду по Дворцовой, а потом поверну на Фонтанку,

Где атланты на крепких руках держат небо от нас.

Только нас нет и не было вместе, как это ни странно.

И Казанский заплачет, как плачет яблочный спас.

И вот я в Питере

Жизнь в Москве шла своим чередом. На тот момент я жила у мамы, вместе с семьей сестры, которая уже состояла из трех человек. Я вернулась в свою комнату после неудачных отношений, пыталась строить жизнь, как хотелось бы мне. Это был сложный период. Период задавания себе вопросов и попыток найти на них ответы. Я не понимала, для чего живу, чего хочется от жизни. Не находила тогда поддержки ни у родственников, ни у друзей. Ведь и сама до конца не понимала, что же меня гложет. Пропадала на работе с утра и до позднего вечера. Я чувствовала себя в тот период никому не нужной, болталась неприкаянной по жизни.

Так проходили дни, недели, месяцы. Личная жизнь в тот период тема отдельного разговора. И в очередной поздний вечер дома я болтала по аське с подругой из Питера, жаловалась на жизнь, делилась желанием (или навязчивой идеей) уехать куда-нибудь далеко-далеко. «А приезжай к нам!» — неожиданно появилось сообщение в окошке. В дальнейшем это сообщение полностью перевернуло мою жизнь.

Стоит отметить, что я была домашним ребенком, где-то своенравным, где-то упрямым, но меня часто бывало сложно вытащить на улицу, в новые компании людей. Интроверт до мозга костей — одно время я даже боялась заговорить с незнакомцами на улицах, чтобы найти дорогу. Сейчас это уже в прошлом. Многие не могут даже поверить, что я могла такой быть. Но тогда решение уехать в другой город было очень серьезным.

С того вечера я начала продумывать всё — как поеду в Санкт-Петербург на две недели отпуска, попробую найти работу, буду гулять по городу, писать стихи в интересных кафе.

На работе все складывалось хорошо. У меня было много дней неотгулянного отпуска — накопилось за 3 года работы. И 1 ноября я выходила на перрон Московского вокзала с чемоданом, запасом вещей на пару недель и ноутбуком (верным спутником).

Таня встретила меня, отвезла домой на Гражданский проспект, познакомила с родителями (отзывчивыми людьми), а потом мы начали наше путешествие по городу, благо это был выходной.

Ноябрь в городе на Неве не слишком улыбчивое время. Моросящий дождь не прекращается с утра до вечера. И вот в такую противненькую погодку мы решили устроить первую вылазку по городу.

Уже не вспомню, почему, но первым пунктом в нашей программе знакомства с Питером оказалось Пискаревское мемориальное кладбище. То ли это было самое ближайшее из достопримечательностей города к Гражданскому проспекту, то ли в честь дня Народного единства мы решились на эту прогулку, но да — нас занесло на кладбище.

В какой-то момент, когда шли на ближайшую остановку общественного транспорта дворами, просто поняла — «я дома». Я интуитивно чувствовала, в каком направлении идти, где свернуть, и это ощущение больше не покидало меня. То ли оттого, что мое настроение за эти месяцы было таким же меланхоличным, как и Питер в ноябре, то ли, как говорит сейчас мой муж, я родилась петербурженкой и мне было предначертано приехать сюда — выбирайте сами, какая история больше нравится. Не берусь судить об этом.

За две недели отпуска обошла так полюбившийся центр Петербурга, попутно посещая собеседования. Я не ходила на экскурсии в музеи, но гуляла по улочкам, проспектам, дворам-колодцам. Желание уехать, куда глаза глядят, обрело четкое направление — мне надо сюда.

Наталья Евстигнеева, Санкт-Петербург, ноябрь, 2008 год

В конце пребывания здесь, приехали наши друзья из Москвы. И, пока Таня училась на парах в институте, надо было занять ребят и показать город. Мы прошлись по самому простому, но живописному маршруту, который я практически выучила наизусть — от Горьковской мимо Петропавловской крепости к Спасу-на-Крови, а дальше на Невский проспект к Казанскому собору. Попутно рассказала об этих местах, что запомнила. Ребята удивлялись, что я здесь только две недели, а впечатление складывалось, что уже год.

Но двухнедельный отпуск подошел к концу, и надо было возвращаться. Радовало одно — я знала, что уезжаю ненадолго. Уже в декабре планировала вернуться.

«Езжай, раз решила…»

Вернувшись после отпуска домой, самое сложное было сообщить родным о том, что я решила переехать в Санкт-Петербург. Несколько дней я готовилась, подбирала слова, продумывала речь, ответы, но все прошло не так, как представляла.

Когда я сообщила о решении переехать, сестра устроила истерику с криками, слезами, упреками, что думаю только о себе. Я не виню ее за это — она всегда слишком эмоционально реагировала на то, что ей не нравилось. На ее фоне я выглядела черствым сухарем.

И только мама поддержала: «Езжай, раз решила…». Не знаю, чего стоило моей маме отпустить меня, но она всегда хорошо меня понимала, без слов. Мама знала, что если я приняла решение, по-любому этого добьюсь. Тем более, она видела, как я маюсь последнее время. 

На тот момент мне было уже 25 лет, я была самостоятельной, сама зарабатывала, могла себя обеспечить, но никогда не жила одна. Обо мне всегда кто-то заботился — бабушки, дедушки, мама, мужчины. 

Я собрала вещи, купила билет в один конец на поезд, в конце ноября написала заявление на увольнение (я снова ушла в отпуск на весь декабрь) и оставила бумагу на столе начальника.

Очередная знаменательная дата — 1 декабря. Снова стою на Московском вокзале. Коллега из Питерского офиса выделил комнату на месяц, да еще и развлекал постоянно, знакомил с друзьями, водил на мероприятия. Две недели мы веселились, ходили на вечеринки, а его знакомые приходили смотреть на меня. Я была для них этаким экспонатом в зоопарке, в который мало кто верил. И все хотели убедиться, что я действительно существую — «девочка, которая переехала из Москвы в Санкт-Петербург».

Наталья Евстигнеева, Санкт-Петербург, декабрь, 2008 год

Потом я собралась с силами и духом, и быстро нашла и квартиру (хоть и не в любимом центре, но очень хорошую), и работу (на которой работаю до сих пор). На этой же работе познакомилась со своим мужем.

И сейчас я получила все, о чем раньше мечтала — любимый муж, собственная квартира, кот. И мы ждем пополнения в нашей семье. И на удивление наладились отношения с сестрой, с которой раньше постоянно ругались. Получилось, что разделяющее нас расстояние, наоборот помогло сближению.

Семья Евстигнеевых

А с Вами происходили случаи, когда то, чего страстно желается, практически само шло в руки? Когда происходящие события, казалось бы случайные знакомства вели к вашему желанию. Или наоборот? Поделитесь, мне будет интересно.

Меня зовут Евстигнеева Наталья, я живу в самом красивом и любимом городе Санкт-Петербурге. Я бывшая москвичка, любимая жена, квилтер.

Яндекс.Метрика